Главная страница
  Карта сайта
Обратная связь
Галереи
Gallery
Художники
Artists
Взгляд
Views on Art
Обои для рабочего стола
Wallpaper
Ссылки
Links

Л.П.Замойский


Мемуары >>

Жонглеры фактами

Это обращение в еженедельник "Россия"должно быть опубликовано в № 26 2002 г.
______________________________________________________________________________

Нежданная новость о том, что великая княжна, младшая дочь императора Николая Второго, жива, многих поразила и обрадовала. В ожидании ее приезда интерес к ее невероятной истории со стороны средств массовой информации, после первоначального замешательства, заметно возрос. Вслед за "Моментом истины" А.Караулова в июне с.г.о судьбе Анастасии Николаевын рассказал и фильм О.Уралова "Встреча предначертанная", который был передан телестанцией Рен-ТВ.

Но не всех эта новость обрадовала. Прежде всего, она расстроила тех, кто поторопился захоронить в Санкт-Петербурге останки, которые якобы принадлежали царской семье. Речь идет о членах Правительственной комиссии, которые, во главе с Б.Немцовым, поспешили подписать сомнительное заключение о смерти всех членов царской семьи, содержавшихся в Ипатьевском доме в Екатеринбурге. Их не остановила позиция Российской православной церкви, не признавшей подлинности останков, выдаваемых за царские, ни тот факт, что за все время расследований среди найденных близ Екатеринбурге костей, не было обнаружено скелетов, которые могли бы быть атрибутированы Анастасии и Алексею, детям Николая Второго.

Более того, комиссия завершала свои работы в момент, когда уже были известны результаты судебно-медицинских экспертиз, их было 22, произведенных в 1994-5 гг. в Тбилиси по ходатайству Анастасии Николаевны Романовой по ее идентификации. Эти результаты подтверждали подлинность ее личности. В их свете вызвали сомнения последующие выводы комиссии Б.Немцова, а также мотивы, которыми руководствовалась комиссия и ее эксперты.

Передав в эфир фильм О.Уралова , руководство Рен-Тв решило организовать встречу участников фильма с теми, кто играл ведущую роль в комиссии. Мне довелось участвовать в этой "очной ставке", и она была очень показательной. В.Соловьев, старший прокурор-криминалист генпрокуратуры РФ, начал с того, что обозвал всю нашу группу жуликами, оскорбил профессора Сироткина, специалиста по зарубежному золоту России, и не давал никому рта раскрыть. Похоже, он пришел в сильно "подогретом" состоянии.. Он постоянно повторял свои инвективы и вызвал возмущение даже среди членов собственной группы, а г-жа Лесневская на время даже удалила молодого ведущего и призвала к порядку наших оппонентов. Потом она обещала удалить при монтаже ругательства, но сохранить существо дискуссии.

Те, кто видел запись встречи, несомненно ощутил, что ругательства остались. А вот многие аргументы как раз исчезли. Монтаж - великая вещь. Я, например, не узнал собственного выступления. Все, что говорилось о замене накануне расстрела семьи Романовых двойниками из семьи Филатовых, о связях, которые были между офицерами немецкого происхождения из окружения Колчака и императрицей (группа "Консул", она же "Балтикум", готовила похищение семьи) было вырезано, равно как и сообщение о том, почему спасенные члены царской семьи оказались в Грузии. Грузия, как известно, была в то время оккупирована германскими войсками, а Вильгельм II настаивал, чтобы семья его родственников (Александра Федоровна, в частности, была племянницей Фридриха Прусского, принадлежала к ветви гессен-дармштадтской аристократии) могла вернуться в Германию. Позже поражение и революция в Германии нарушили эти планы.

Остался без ответа главный вопрос к членам комиссии - откуда в их руках оказались останки Анастасии, если до сих пор их никто не обнаруживал? Эксперты замялись, мельком заметив, что на роль Анастасии они зачислили останки, которые ранее считались принадлежавшими другой дочери царя - Марии. "Постойте, заметил я, а вас не смутило, что этот скелет, длиной в 171 см. , был на тринадцать сантиметров больше чем рост реальной Анастасии?" На помощь экспертам пришла г-жа Барковская, которая признала, что в их руках были останки всего трех дочерей царя (из четырех), но им важно, чтобы было определено, что все эти останки - именно царских дочерей, а какая их них Анастасия, было уже непринципиальным. Чем-то это напоминало реплику папского легата во время похода против еретиков, когда ему заметили, что среди жертв могут оказаться и правоверные католики. Легат ответил: "Бейте из всех, Господь узнает своих!"

На самом деле комиссии важнее всего было именно Анастасию объявить умершей, поскольку именно она остается распорядительницей наследственных денег Романовых. Если она ушла из жизни, наследство Романовых, предназначавшееся России, может быфть объявлено "выморочным" и перейти к родственникам по английской линии из королевской семьи.

Становится понятным, почему трижды английский двор отказывал в праве убежища Романовым во время революционных событий. Расчет делался на то, что эти "зверские русские" убьют в конце концов своих монархов и наследство достанется Лондону.

С нашей стороны было заявлено, что комиссия не приняла во внимание серьезные возражения ряда своих членов ( группы из пяти человек). С пафосом г-н В.Соловьев и генетик П.Иванов заявили, что решение экспертов комиссии г-на Немцова было единодушным, и обвинили оппонентов во лжи.

Однако, далее в уклончивой, если не сказать - лукавой речи о. Вячеслава, представлявшего РПЦ, говорилось, что церковь не признала подлинность останков, и что среди членов комиссии были "разные мнения". (Вслед за этим он, однако, стал доказывать, что эта позиция не означала недоверия к выводам правительственной комиссии.)

Но окончательную точку в вопросе о том, кто является чемпионами лжи, поставило выступление князя А.К.Голицына. Он ранее сам входил в правительственную комиссию, однако покинул ее, не согласившись с выводами, которые ей навязывались. Андрей Кириллович подтвердил наше заявление, что пять членов комиссии возражали против ее выводов.

Итак, с выводами комиссии Немцова отказалась согласиться православная церковь, значительная часть экспертов возражала против них. Чтобы доказать свою "правоту", и помочь английскому соседу, устроители экспертизы, настаивавшие на ее отменной чистоте, пошли на жонглирование чужими костями, на подмену фактов. Они отказались рассмотреть данные судебно-медицинских экспертиз , произведенных в Грузии, которые были представлены им советом Благотворительного христианского межрегионального фонда великой княжны Анастасии Романовой. Оставлены без внимания данные японской экспертизы, произведенной профессором Токийского института микробиологии, директором департамента судебной медицины и науки университета Китадзато, Тацуо Нагаи. Она была основана на образцах крови Николая Второго, оставшихся в Японии после покушения на него, когда он цесаревичем посетил эту страну. Нагаи доказывает, что на основании всех данных может утверждать - в Санкт-Петербурге захоронены не царские останки. Комиссия пренебрегла экспертизой президента Международной ассоциации судебных медиков г-на Бонте из Дюссельдорфа, указавшего на то, что эти останки на деле могут принадлежать родственникам Николая Второго, их двойникам из семьи Филатовых.

Оставлены без внимания труды профессора В.Винера, который ряд лет руководит Центром по расследованию обстоятельств гибели членов семьи Романовых. Комиссия пошла на прямой подлог, объявив костями Анастасии, останки скелета, который ранее определялся как скелет Марии (вернее ее двойника из семьи Филатовых). Все было сделано, чтобы "похоронить" реальную Анастасию, которая недавно отметила 101 год своей долгой жизни и призывала в телепередаче"не молиться о ней как умершей".

То, как обошлись со свидетельствами во время передачи по Рен-Тв, наводит на мысль о целенаправленности подобных усилий, о фальсификации имеющихся данных о заинтересованности в срыве легализации Анастасии Николаевны Романовой.

Сама процедура работы комиссии была организована нелегитимно, в обход имеющегося законодательства, как указал в своей статье в газете "Россия" полковник юстиции Н.И.Афанасьев. Комиссия вообще не была правомочна давать свидетельства о смерти в обход судебного решения, тем более по вопросу столь капитальной важности, затрагивающему интересы России. "Ни эта, ни какая бы то ни было иная комиссия, каким бы высоким должностным лицом она ни возглавлялась, не имела права выписывать свидетельство о смерти тем более на лица, причиной которых являлся расстрел, а сам факт их смерти так и не был установлен в зале судебного заседания."

"Представляется необходимым, писал Н.Афанасьев, дать правовую оценку деятельности правительственной комиссии, обратив внимание на проявленный ею публично правовой нигилизм и нарушение, в частности, ст.№ (п.5) гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой Указы Президента РФ и постановления Правительства РФ и, разумеется, решения созданных им в разное время комиссий, не соответствующих требованиям гражданского кодекса (факт выдачи "свидетельства")не имеют юридической силы и применению не подлежат в силу их ничтожности (ст.166- 168 ГК)."

Как известно, Совет фонда Великой княжны Анастасии Романовой 3 июня с.г. обратился к г-м В.Черномырдину и Б.Немцову с предложением пересмотреть выводы Правительственной комиссии в свете новых дополнительных материалов и учитывая, что решение комиссии препятствует возвращению денежных средств Российской государственности, направленных на социально-экономическое возрождение страны. В Обращении Фонда указано, что нежелание комиссии принять во внимание новые данные, а также мнения ведущих мировых экспертов в области антропологии, в том числе профессоров Питера Гилла (Англия) и Уильяма Мейнлза (США), "дает основания полагать, что комиссия исполняла чей-то заказ".

Полковник юстиции Н.Афанасьев, в свою очередь, писал о том, что можно согласиться с мнением экспертов о наличии "каких-то меркантильных, личных интересов определенной группы влиятельных должностных лиц, явно претендовавших на получение царского наследия". Он призвал "провести настоящий и последовательный процесс уголовного и уголовно-процессуального расследования, вплоть, если будет необходимым, до международного суда, провести его органами, наделенными по закону полномочиями, с тем ,чтобы полученные результаты не вызывали бы сомнений и их невозможно было бы оспорить". При этом, по его мнению, "нельзя игнорировать важнейшие выявившиеся обстоятельства, говорящие о том, что младшая дочь Николая Второго жива, что экспертизы, явившиеся результатом повторных исследований, говорят о ее идентичности со всеми правовыми последствиями как легитимной наследницы Романовых".

В ходе "ток-шоу", пусть устроенного по отмеченным в этой статье правилам, тем не менее обратило внимание заявление Председателя Совета Фонда Великой княжны Анастасии Романовой Ю.Дергаусова о том, что прибывающая на днях в Россию Анастасия Николаевна готова, если необходимо вновь подвергнуться исследованию на ДНК, чтобы снять сомнения, которые искусственно нагнетаются по тем или иным причинам противниками ее легализации.

На этом особенно настаивали во время дискуссии оппоненты признания А.Н.Романовой, которые стихли сразу после заявления, что против их требования нет возражений. Предпочтут ли они и впредь отмалчиваться и жонглировать фальшивыми фактами?

Copyright © artrevue.org  2003-2016
Автор проекта Ирина Колоскова